А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я Ё
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9
Выберите необходимое действие:
Меню
Свернуть
Скачать книгу Штурм Корфу

Штурм Корфу

Язык: Русский
Год издания: 2016 год
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 16 >>

Читать онлайн «Штурм Корфу»

      Штурм Корфу
Владимир Виленович Шигин

Серия исторических романов
Великая французская революция 1789 года вызвала череду войн по переделу Европы, продолжавшихся более двух десятилетий. В 1796—1797 годах, благодаря победам Наполеона Бонапарта, Франция подчинила себе всю Северную и Центральную Италию и Бельгию. В 1798 году французы вошли в Швейцарию. А планы генерала Бонапарта простирались уже дальше. Победы Франции привели к тому, что в 1798 году против нее сложилась так называемая вторая коалиция, в которую вошли Англия, Австрия, Россия, Турция и Неаполитанское королевство. При этом каждый из союзников решал собственные проблемы, порой не особо считаясь с коалиционными.

Что касается России, то император Павел I вполне обоснованно опасался распространения бунтарских идей и возможной французской агрессии. Именно эти обстоятельства во многом и определили вступление России в антифранцузскую коалицию и ее активное участие в военных событиях 1799 года. Для действия на море англичанами была отправлена к берегам Италии эскадра под командованием вице-адмирала Нельсона. Высадка Бонапарта в Египте заставила Турцию обратиться за помощью к России. Та, в свою очередь, вполне обоснованно опасалась, что французская эскадра может появиться и в Черном море. Поэтому вице-адмиралу Ф.Ф. Ушакову было приказано спешно готовить Черноморский флот к началу возможной военной кампании…

Книга издается в авторской редакции.

Владимир Шигин

Штурм Корфу

Об авторе

Российский писатель-маринист Владимир Виленович Шигин родился 12 марта 1958 года в Севастополе в семье офицера ВМФ. Моряк в пятом поколении. Детство провел в Севастополе и в гарнизонах Северного флота (Полярный, Западная Лица, Гремиха). После окончания средней школы работал слесарем механосборочных работ на машиностроительном заводе, служил матросом на Балтийском флоте. После окончания в 1981 году Киевского высшего военно-морского политического училища продолжил службу на Балтийском флоте заместителем командира МПК и заместителем командира дивизиона тральщиков 118-й БК ОВР в Лиепае. Участник маневров «Запад-81» и 8 боевых служб. В 1991 году закончил научно-педагогический факультет (по специализации политическая история СССР) Военно-политической академии им. В.И. Ленина. С 1991 по 1996 год занимал должность заместителя начальника пресс-группы (пресс-центра) ГК ВМФ. С 1996 года по настоящее время – редактор отдела литературы журнала «Морской сборник». С 1995 года – член Союза писателей России. Капитан I ранга (1998). С 2001 по 2009 год являлся главным редактором журнала «Человек и космос». С 2011 года – ведущий редактор военно-художественной студии писателей МО РФ. С 2013 года – секретарь Союза писателей России. Заслуженный работник культуры РФ (2008). Женат. Старший сын – штурман дальнего плавания, младший – офицер ВМФ.

Награды: орден Почета (1998), медаль «За боевые заслуги» (1987), медаль «За воинскую доблесть» 1-й, 2-й степеней, золотой наградной кортик ГК ВМФ (2008). Лауреат Международной литературной премии им. В. Пикуля (1994), Всероссийской литературной премии им. Александра Невского (2011), Литературной премии им. Святого адмирала Федора Ушакова (2012), Всероссийской литературной премии имени А.В. Суворова (2012), премии «Имперская культура» им. Э. Володина (2013).

Большое место в творчестве писателя-севастопольца занимает его родной город, которому посвящены книги «Севастополь. История, предания, легенды», «Талисман России», «Черноморский набат» и другие.

В качестве автора сценариев и ведущего В. Шигин создал более 30 телевизионных фильмов и телепередач, посвященных истории отечественного флота.

Предисловие

В отечественной маринистике появился яркий и далеко заметный на просторах литературы маяк. Имена Станюковича, Новикова-Прибоя, Леонида Соболева, Валентина Пикуля, Виктора Конецкого нам всем известны. Морские просторы давно бороздит «Фрегат Паллада» Гончарова, победный реквием «Варяга» звучит призывом не сдаваться врагу. Мы любим и чтим свой флот, и флот наш – символ качества, закаленности, бесстрашие русского человека. И этот символ вырастал из Гангута, Гренгама, Чесмы, Калиакрии, Корфу, Синопа, из обороны Севастополя (которая, кажется, не прекращается в веках), из боев советских моряков. Морская пехота в годы Отечественной войны наводила ужас на гитлеровцев. А подвиг пятерки советских субмарин, прошедших в 1942 году из Владивостока, вокруг Аляски, Канады, США по Тихому океану до Панамского канала и через него перешедших в Атлантику и мимо Кубы, порты Америки и Канады вышедших в Северное море, Мурманск. Это наш военно-морской Брест, невиданный подвиг и бессмертная слава.

Флот всегда берег свою честь, со времен Петра I на нем находились блестящие морские офицеры, отлаженные команды, выдающиеся адмиралы. Да, Спиридов, Ушаков, Синявин, Корнилов, Нахимов, как писал Борис Пастернак в своем стихотворении «Непобедимым – многолетье…», «Раздолье жить на белом свете» давала русская безбрежная судьба…

И на одноименной грани
Ее поэтов похвала,
Историков ее преданья
И армии ее дела,
И блеск ее морского флота…

И вот этот «блеск морского флота» блестяще представил писатель-маринист Владимир Шигин. Фигура заметная и, как говорят нынче, знаковая, ибо десятки лет он укреплял своими романами историческое и в то же время современное здание отечественной маринистики. В этом здании появились новые залы, засверкали новыми красками уже другие, известные, возникли новые приделы и башни, в которых он чувствовал себя умелым зодчим и художником. Да, почти пятьдесят исторических книг, посвященных флоту, выпустил он за последние 25—30 лет.

Я заметил его в 1989 году на девятом совещании молодых писателей, а через несколько лет напечатал его в «Роман-газете», где я был пятнадцать лет главным редактором. Напечатал тогда первый и увесистый его роман «Чесма» о блестящей победе русского флота над турецким в Первой русско-турецкой войне при Екатерине II. Для меня этот период интересен и любим. XVIII век: «Столетье безумно и мудро» привлекало меня своей полнокровностью в истории России. Именно в это время она стала самой великой державой мира, протянувшейся от Варшавы до Аляски. В этот век и появился ее славный военно-морской парусный флот.

Напечататься в «Роман-газете», когда ее тираж составлял более 1,5 миллиона читателей, было не только творческой удачей, но и успехом у, по крайней мере, 20—30 миллионов читателей (ибо один номер прочитывало не менее 10—20 человек). Так капитан I ранга В. Шигин вошел в большую литературу, он член Союза писателей России, возглавляет отделение маринистов-баталистов, работает в знаменитом «Морском вестнике». Его романы: «Ингерманланд», «Герои забытых побед», «Громами отражая гром», «Над бездной», «Чесма», «Битва за Дарданеллы», «Тайна исчезнувшей субмарины», «АПРК «Курск» и др.

Его новый роман «Штурм Корфу» – это роман об одной из блестящих операций русского военно-морского флота. Операция под началом адмирала Ушакова решила выдающуюся задачу. Во-первых, бывшие враги России турки попросили, чтобы именно Ушаков возглавил объединенную российско-турецкую эскадру, направленную против французских якобинских войск на Ионических островах, высадившихся там после взятия Францией Венеции. Во-вторых, его объединенная эскадра освободила все эти острова, изгнав оттуда французов. В-третьих, Ушаков блестяще провел эту операцию, штурмовав и взяв крепость Корфу. Собственно, вокруг этого и выстроено все повествование В. Шигина. Вокруг этого – да, но в поле событий он втягивает всю историческую эпоху. Тут и поход Наполеона в Египет, и мятущаяся эскадра Нельсона, и события в Италии, и козни в европейских дворах, и поход Суворова.

Мне в историческом повествовании «Росс непобедимый» и книге серии ЖЗЛ «Ушаков» пришлось в 80-х годах этого касаться. Могу сказать, что Шигин в своем повествовании дотошен в мелочах, внимателен в исторических панорамах, историчен в изложении событий. Его сильная сторона – внимание к устройству корабля того времени, быту моряков, организации службы. Он вводит в повествование многих героев и не теряет их по ходу изложения. Думаю, что очень важно то, что мы в последнее время показали, что заслуга в создании первого свободного греческого государства после 300-летнего оттоманского ига принадлежит России, принадлежит Ушакову и его эскадре.

Помню, как в 1989 году я был на Керкире (Корфу) и попросил в архиве острова документы 1798—1799 годов о флоте Ушакова. Мне принесли папки, на которых было написано «Русско-турецкая оккупация 1798—1799 гг.». Я вспылил: «Побойтесь Бога! А кто освободил эти острова? Кто создал здесь первое государство? Кто дал самую демократическую конституцию? Кто восстановил здесь православную епархию?» Грек-архивист покраснел и сказал: «Извините, здесь после победы над Наполеоном был протекторат Англии, и они дали нам эту периодизацию и хронологию». Вот так, все, что делали уважаемые англичане, это принесение цивилизации и свободы, что делали другие, – это оккупация.

Ныне, после прославления адмирала Ушакова в чине православных святых, на Керкире (Корфу) ежегодно проходит Русская неделя, Ушаковские дни, восстановлен памятник Ушакову. Память об Ушакове утверждается здесь, в Греции, и поэтому свое место здесь и займет роман В. Шигина «Штурм Корфу».

И еще, правильно, что В. Шигин выводит поход Ушакова в Италию. И меня, когда я изучал Ушакова, его поход, поразило то, что мы мало знаем об этой блестящей экспедиции, которая привела ушаковцев к взятию Бари, Неаполя и особенно Рима! Русские брали Рим! Это поразительно, и в Италии-то мало кто об этом знает. Действительно, еще в XIX веке военный министр, историк Милютин писал: «За блеском побед Суворова в Северной Италии как-то забыли блеск побед Ушакова в Южной Италии».

Эту историческую правду мы сегодня восстанавливаем, и роман В. Шигина «Штурм Корфу» способствует этому. В общем, наш любознательный читатель получает интересную познавательную книгу. С чем мы его и поздравляем. Ну а нелюбознательному придется довольствоваться «Пиратами Карибского моря». Думать не надо. И он вполне удовлетворится надписью на архивной папке на Керкире (Корфу) «Русско-турецкая оккупация 1798—1799 гг.». В. Шигин не согласится с этим.

В.Н. Ганичев,

автор книг об адмирале Федоре Ушакове,

доктор исторических наук, профессор

Часть первая.

От бастионов Мальты до пирамид Гизы

Памяти Валентина Саввича Пикуля,

открывшему историю Отечества

моему поколению, посвящаю эту книгу

Чему, чему свидетели мы были!
Игралища таинственной игры,
Металися смущенные народы,
И высились, и падали цари,
И кровь людей, то славы, то свободы,
То гордости багрила алтари.

    А.С. Пушкин

Глава первая.

Пасьянс императора Павла

Взойдя на престол после внезапной смерти матери императрицы Екатерины Второй, Павел провозгласил невмешательство России в европейские дела и сосредоточение на делах внутренних. Но долго оставаться вне Европы у нового императора не получилось. Уже через год пришлось серьезно задумываться, с кем и против кого дружить. Армии революционной Франции взламывали одну за другой старые границы. Якобинцы сумели отбить австрийское нашествие и изгнать англичан из Тулона, а затем никому еще неизвестный генерал Бонапарт захватил Италию. Было очевидно, что отсидеться за пограничными столбами не удастся. На фоне вражды с Парижем неожиданно для всех наметилось сближение с извечным врагом – турками. Канцлер Александр Андреевич Безбородко по этому поводу иронизировал, имея в виду французов:

– Это же надо быть такими уродами, чтобы подружить нас с турками, чего отродясь не бывало!

Ситуация была на самом деле весьма необычная. Когда российский посол в Константинополе Кочубей получил письмо Павла Первого, он не поверил своим глазам и перечитывал его снова и снова: «По общим делам в настоящем положении, когда непрочное французского правления существование, а притом и не самые решительные воюющих противу нее держав успехи, полагают всю войну сию в число самых неизвестных. Мы охотно согласимся дружественно объясниться с приязненными к нам державами… Из числа приязненных сил держав не изъемлем мы и Порты…»

Впрочем, доказать султану Селиму Третьему, что Россия теперь его союзник, было не просто. Французы тоже не сидели сложа руки и как всегда не уставали подстрекать Константинополь против Петербурга.

К исходу 1797 года Виктор Павлович Кочубей осторожно, но откровенно внушил великому визирю и капудан-паше мысль об опасности владычества французов в Адриатике. При этом существовала опасность, что турки, объединившись с французами, направят объединенный флот в Черное море.

Труды Кочубея медленно, но продвигались. Первым он переманил на свою сторону капудан-пашу Кючук-Гуссейна. В конце концов, тот заявил:

– Как ревностный слуга своего падишаха, я почитаю дружбу с русским царем наиполезнейшей для Порты. Посему нахожу необходимыми меры осторожности против вероломства франков.

Кочубея несколько смущало то, что тот же капудан-паша готовился отправиться с войском к российским границам.

– А почему же вы ведете войско в Румелию?

– Причины вы знаете, о досточтимый посол! – вздохнул Кючук-Гуссейн. – Проклятый видинский паша Пасван-Оглу поднял мятеж, и я поклялся бросить его голову к ногам потрясателя вселенной! Через неделю наступает назначенный астрологами день начала победного похода. Но я скоро вернусь, и мы вернемся к нашему разговору!

Кочубей ответом удовлетворился, судьба виддинского паши волновала его меньше всего.

– Состояние политическое наше столь запутанно, что и не знаешь, с чего начинать! – печалился в эти дни в далеком Петербурге Павел Первый.

– Мы надеемся на лучшее, но готовиться следует к самому худшему! – внушал императору канцлер Безбородко. – Кроме этого надо провести и рокировку послов в Константинополе. Кочубей хорош, но сейчас там нужна новая фигура. Дружбу с турками следует начинать с чистого листа!

Пока Кочубей набивался в дружбу туркам, император слал письма старшему Черноморскому флагману адмиралу Мордвинову, требуя «привести флоты и берега наши в безопасность». Командующему корабельным флотом вице-адмиралу Ушакову велено было готовить свои корабли на случай войны с Турцией. Рескрипт гласил: «Вследствие данного уже от нас вам повеления о выходе с эскадрой линейного флота в море и занятия позиции между Севастополем и Одессой, старайтесь наблюдать все движения как со стороны Порты, так и французов, буде бы они покусились войти в Черное море или склонить Порту к какому-либо покушению».

А вскоре Кочубей уже покидал Константинополь, передавая дела приехавшему из Петербурга Василию Степановичу Томаре. Два дипломата, запершись в кабинете, обсуждали сложившееся положение дел, прикидывали, что и как.

Кочубей, более опытный, советовал:

– Порта всегда плясала под французскую дудку, но то было при власти королевской. Ныне все переменилось, особенно, как французы подошли к берегам морейским и албанским. Теперь в Константинополе боятся, что греки и албанцы заразятся желанием вольности!

– Изменилось ли отношение к нам греков после воцарения Павла? – интересовался Томара.

– Они по-прежнему гордятся, что мы единоверцы. Причем ежели раньше греки говорили «наша Екатерина», то теперь так же говорят «наш Павел». Да скоро вы это и сами все увидите!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 16 >>
Новинки
Свернуть
Популярные книги
Свернуть