А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я Ё
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9
Выберите необходимое действие:
Меню
Свернуть
Скачать книгу Двойник смерти

Двойник смерти

Язык: Русский
Год издания: 2018 год
<< 1 2 3 4 5 >>

Читать онлайн «Двойник смерти»

     
– И как они могли похитить Лесли и скрыться незамеченными? – добавила Розалия. – Провернуть такое можно было только с помощью машины, но я не слышала, чтобы к дому Ричардсов подъезжал автомобиль.

– Похожую историю я недавно прочла в лондонской газете. Там за похищенную девушку требовали выкуп, – не сдавалась Джеральдина.

– Глупости! – отрезала Анна. – В той истории похищенная была из богатой семьи и могла заплатить. А у бедной Лесли нет ни гроша. На что преступники могли надеяться?

– Ну, тебе виднее, – обиженно протянула Джеральдина и принялась за пудинг.

– Постойте, – Анна Дроувер даже подпрыгнула на месте, – а не связано ли это с возвращением Сэмюеля Тилтика?

– А что, разве он уже отсидел положенный срок?

– Да, я только вчера слышала от официантки в кафе, что мать Сэмюеля миссис Тилтик готовит ему комнату. Вероятно, что он вернется уже совсем скоро.

– Думаешь, это его рук дело? Взялся за старое? – предположила Джеральдина Лэйк.

– Надо все выяснить, – заговорщически проворковала Анна, разглаживая салфетку у себя на коленях. – Я неплохо знаю кухарку миссис Тилтик. Попробую ее разговорить. А еще два раза в неделю ко мне в библиотеку приходит служанка Ричардсов. От нее тоже может быть толк.

Обговорив еще некоторые детали возможного похищения, женщины принялись за угощения.

Через полтора часа мисс Пинкертон сидела в своем кресле одна. После визита сержанта все другие темы отошли на второй план, и беседа вся свелась к обсуждению произошедшего с Лесли Стоун.

Розалия Пинкертон не могла знать, что случилось в доме напротив. Она мучилась в догадках, могла ли она предотвратить преступление и помочь бедной девушке, если бы вошла тогда в особняк. Но ведь ее, Розалию, тоже могли убить.

– Почему я сказала: «тоже»? – в ужасе воскликнула женщина. – Лесли жива, она просто ранена, вот и все. Они должны ее отпустить, иначе просто не может быть. Если, конечно, это похищение.

Помыв посуду, Розалия уже хотела лечь спать, но все же решила еще раз проверить, заперта ли входная дверь.

Тут только женщина вспомнила, что так беспокоило ее во время рассказа сержанта. Полицейский сказал, что дверь была взломана и открыта. А когда Розалия подходила к особняку Ричардсов в четыре часа, дверь была закрыта на замок. Значит, в это время преступников еще не было в доме, и время совершения преступления можно ограничить тремя часами. А это уже что-то в таком деле, где нет больше никаких улик. Подумав об этом, Розалия кивнула и поднялась в свою спальню.

Глава 2

Джонатан Голд долго не мог уснуть этой ночью. Он крутился в своей постели, пытаясь устроиться поудобнее, переворачивался и так и этак, но сон не шел. Через час мучений владелец овощной лавки все же встал с кровати и подошел к окну.

За завесой мглы практически ничего не было видно: лишь одинокий фонарь на Крокет-стрит, да очертания церкви Сан-Антонио, которую слабо освещал бледный лунный диск. Вдруг окно одного из отдаленных домов на центральной улице пожелтело, резко выделившись на фоне темного фасада – кто-то из соседей зажег свет в своей спальне.

Мистер Голд обернулся к часам на тумбе – два часа ночи. Кто мог не спать в такое позднее время? Его-то давным-давно замучила бессонница, еще со времен смерти жены. Голд одно время даже пил снотворное, но потом пришлось лечить еще и зависимость от барбитуратов, так что таблетки он пить перестал.

«Наверное, это коттедж мисс Дроувер, – решил наконец Голд, незаметно для себя зевнув, – она похожа на ведьму с ангельской внешностью. Не удивлюсь, если по ночам она сцеживает яд со своего острого языка». Мистер Голд не любил Анну Дроувер. Слишком уж напористой и нагловатой казалась ему эта бывшая учительница, заведующая здесь собственной библиотекой. Она несколько раз пошутила над ним в присутствии мисс Пинкертон, и с тех пор Джонатан Голд невзлюбил библиотекаршу. Но открыто ссориться с ней он не решался: как-никак она была подругой мисс Пинкертон, а продавец овощей давным-давно положил на Розалию глаз и не терял надежды завоевать ее любовь.

Вот и сегодня Голд так ждал приглашения на обед, но Розалия была чересчур напряжена и чем-то расстроена, раз не заметила, как он смотрел на нее, с каким восторгом и восхищением передавал ей пакет с овощами, чуть дотронувшись до ее запястья. А ведь это могло стать началом крепкой дружбы, а может, и чего-то более глубокого…

Мистер Голд снова зевнул, на этот раз прикрыв рот рукой и ощутив тяжелые, почти свинцовые веки. Он побрел к кровати и всем телом навалился на матрас, откинув голову на подушку.

Вдруг его словно дернуло током, мужчина вскочил на ноги и бросился к окну. «А что, если это горит свет в доме Розалии? Да-да, вот каштан, а вот лавочка мясника. Ее дом ближе к дороге, чем коттедж этой бестии Дроувер. А вдруг кто-то залез к Розалии в дом? В такое время кто угодно может промышлять разбоем. Конечно, в наших краях бандитов никогда не бывало. Разве что Сэмюель Тилтик?»

Голд резко отвернулся от окна и заходил по комнате из угла в угол. Он прекрасно знал, кто такой Сэмюель Тилтик. Осужденный за непредумышленное убийство своей сестры, он должен был отсидеть в тюрьме двадцать лет, но вышел раньше положенного срока. Все в городке знали, что Тилтик вернется уже очень скоро, но только Голд был в курсе того, что Тилтик уже около двух недель назад вернулся и скрывается в доме своей матери в небольшой пристройке, выполняющей роль сарая для садовых инструментов.

Так вышло, что Тилтика освободили быстро и неожиданно для него самого. Но сам арестант не был готов к подобному подарку судьбы. В его родном Гроссвиле его никто не ждал. Даже мать отреклась от него в тот страшный день, когда он проткнул вилами свою младшую сестру Кэролайн. Но деваться бывшему заключенному было некуда. Он написал матери письмо с просьбой принять его назад хотя бы на время. Столько лет прошло, но городок все еще помнил то страшное убийство, которое хоть и по неосторожности, но все же совершил Сэмюель. Поэтому бедной женщине ничего не оставалось делать, кроме как принять сына тайно, предупредив всех жителей, что Сэмюеля скоро отпустят.

Голд случайно узнал обо всем, зайдя к миссис Тилтик за секатором. Он и раньше всегда мог свободно зайти к женщине за садовым инвентарем, так как сарай был всегда незаперт. Но тут Джонатан Голд обнаружил, что дверь оказалась на замке. Заглянув в маленькое окошечко, мужчина увидел мирно спящего бородатого Сэмюеля, которого он с трудом узнал по огненно-рыжим волосам.

Голд ничего не сказал миссис Тилтик, не пошел в полицию и никому не поведал о том, что увидел. Он понял, что женщине пришлось спрятать своего сына на время, чтобы подготовить жителей к его появлению. Так и случилось, ибо через неделю миссис Тилтик после воскресной проповеди объявила всем жителям Гроссвила, что ее сын скоро возвращается, и попросила их быть мягче к нему. Женщина добавила, что даже она, мать убитой, простила его.

Джонатан ни разу не разговаривал с Сэмюелем после того убийства, не знал, что сделала с ним тюрьма, потому, увидев свет в доме Розалии, страшно разволновался.

– Кто его знает, что теперь у него с головой? – натягивая брюки, бормотал Джонатан Голд. – За решеткой и порядочный человек может сойти с ума или стать животным. А ему уже приходилось убивать. Вот за кого я не стал бы ручаться, так это за Тилтика.

Уже через пять минут Джонатан вперевалку то ли бежал, то ли скакал вприпрыжку, боясь попасть в свет фонарей, и быстро оказался у особняка мисс Пинкертон. Свет в окне уже погас, было тихо. Постояв пару минут, Джонатан все же не решился постучать и, расстроенный, побрел обратно. Но не дойдя до своего дома десятка шагов, он резко развернулся и поспешил к калитке миссис Тилтик. Все было открыто настежь, поэтому Голд без труда оказался на лужайке возле того самого сарая, где он не так давно лицезрел отпущенного на свободу Сэмюеля Тилтика. Включив предусмотрительно захваченный с собой из дома фонарь, Голд осторожно осветил дверцу сарая и ахнул, так как она была широко раскрыта, а на кровати в пристройке никого не было. Это могло означать только одно: преступник на свободе и снова взялся за старое.

У Джонатана пересохло в горле. Он машинально протянул руку к графину с водой, стоявшему на столике у окна, и сделал два глотка. В графине оказался скотч, от которого продавец овощей закашлялся и зажал рот рукой, чтобы не разбудить миссис Тилтик.

Нужно срочно возвращаться к дому Розалии Пинкертон и убедиться, что с ней все в порядке, иначе он просто не сможет уснуть. В конце концов, он сильный и крепкий мужчина и сможет побороться с истощенным тюремным режимом Сэмюелем.

Выскочив на улицу, Джонатан чуть не упал, задев ногой какой-то предмет на тротуаре, но вовремя схватился за ограду дома Тилтиков и оказался при этом прямо под раскидистым тисом. В этот самый момент мужчина увидел худую сгорбленную фигуру, приближающуюся к калитке. Голд прижался спиной к ограде в надежде, что неизвестный не заметит его, и тот в самом деле прошел мимо, еле волоча ноги, а затем завернул в раскрытую калитку. Это был Сэмюель Тилтик. В мерцающем блеклом свете уличного фонаря Джонатан едва рассмотрел его лицо, но хорошо заметил, как Тилтик что-то бормотал себе под нос и злорадно усмехнулся, зайдя внутрь.

Еще несколько минут потребовалось Джонатану Голду, чтобы снова оказаться у дверей мисс Пинкертон.

Он начал яростно стучать, надеясь, что все его страхи и домыслы окажутся всего лишь ночным кошмаром. Никто не отвечал, и Голд уже начал поддаваться панике, когда наконец дверь приоткрылась. В проеме показалась заспанная Розалия.

– Боже мой, что случилось? Вы сошли с ума? В такой час! – женщина наспех запахнула халат и в недоумении уставилась на Голда.

– Простите, мисс Пинкертон, я даже не знаю, как вам объяснить причину, побудившую меня ворваться к вам вот так поздней ночью. Но это было необходимо! Просто я волновался за вас. Увидев свет в окне, я решил, что с вами что-то случилось.

– В жизни не слышала большей глупости! – фыркнула Розалия, чуть выйдя из-за двери. – Я что, уже не могу встать среди ночи и просто почитать?

– Вы читаете по ночам? – обомлел Голд.

– Да, у меня часто бывает бессонница, и мне приходится с этим бороться. А чтение хорошо помогает. Вот и сейчас я прочитала две главы и прекрасно бы уснула, если бы вы не разбудили меня столь бестактно и бессовестно.

– Простите, простите меня тысячу раз, – Джонатан сокрушенно качал головой. – Скорее ложитесь снова в постель, клянусь, я больше никогда не посмею потревожить ваш сон.

– Надеюсь на это, – примирительно произнесла Розалия Пинкертон, тяжело вздыхая. – Я бы вообще не открыла вам, но в связи с тем, что пропала Лесли Стоун, я посчитала нужным спуститься и выяснить, кто ломает мою дверь. Оказалось, это вы, а не сержант с ужасными новостями о Лесли.

– Служанка Ричардсов пропала? Как? Когда?

– Никто не знает подробностей, но девушки не оказалось дома, когда мистер и миссис Ричардс вернулись. Более того, они обнаружили следы крови. Сержант уже начал опрашивать соседей, но до вас он, видимо, еще не добрался, раз вы не в курсе произошедшего.

– Что вы говорите! Но ведь кровь еще не доказывает, что с девушкой что-то случилось? – почти с болью в голосе слабо спросил Джонатан Голд.

Розалия пожала плечами.

– Одному богу известно, что там стряслось. Завтра полиция начнет поиски, и надеюсь, Лесли жива и невредима. Иначе и быть не может. Не могу представить ни одного человека в Гроссвиле, кто бы мог поднять руку на невинное существо.

Мистер Голд пробормотал что-то невнятное и, еще раз извинившись, побрел в сторону своего коттеджа. Напоследок он обернулся. Убедившись, что мисс Пинкертон, громко лязгнув щеколдой, закрыла дверь на засов, продавец-полуночник скрылся в темноте.

Мистер Голд никак не мог поверить в то, что услышал от Розалии. Значит, беда все-таки пришла. Но почему именно горничная? Лесли не была хороша собой: обычная долговязая девчушка, может, немного и посимпатичнее остальных, но явно не красавица. Для чего ее могли похитить? И сделал ли это Сэмюель? То убийство, которое Тилтик совершил пятнадцать лет назад, было совсем другим. Они с сестрой часто ругались, в тот день она окончательно вывела парня из себя, и он схватился за вилы, а его сестра за лопату. Конечно, Сэмюель был виновен в смерти сестры, но это не было похоже на преднамеренное убийство, да и сам он был в ужасном состоянии после всего, ненавидел себя и был готов умереть, только бы не вспоминать о случившемся.

Что теперь могло толкнуть Тилтика на преступление? Сложно сказать, разве что только помешательство, которое развилось у него за время, проведенное в тюрьме. Или он так долго не видел женщин, что первая попавшаяся мордашка взбудоражила его настолько, что он перешел границы? Если все случилось именно так, то виселицы Тилтику не избежать. Однозначно Сэмюелю не стоило возвращаться сюда. Здесь он снова сеет смерть и горе.

Уже ложась в кровать, Джонатан почувствовал, что сейчас просто отключится. Никогда еще пешие прогулки по свежему ночному воздуху так не вызывали у него желание заснуть. Закрыв глаза, он вдруг подумал, что если Лесли так и не найдут или найдут убитой, то в любом случае Сэмюелю не позавидуешь: виновным сочтут его, это точно. Даже если он невиновен. Просто он окажется самым подходящим кандидатом на роль злодея. Голд вспомнил немой оскал Тилтика, его бегающие глаза. Черт бы его побрал, этого Тилтика! И почему он вернулся именно сейчас!

Глава 3

Сержант Фил Лоуренс весь следующий день провел вне конторы. Он забежал лишь ранним утром, чтобы узнать, нет ли новостей о пропавшей девушке, и с сожалением обнаружил, что никаких свежих фактов нет. Сержант передал информацию о Лесли Стоун всем соседним участкам, описание девушки было разослано на полицейские патрульные посты, но почему-то Лоуренсу казалось, что шансов найти пропавшую было мало. Лоуренс давно работал в сельской местности и хорошо знал, что просто так здесь ничего и никогда не случается. Например, в большом городе человек может запросто пойти в новый паб, переночевать у знакомого или вовсе неожиданно решить поехать в отпуск, рванув куда глаза глядят. Потом прислать открытку с парой строк о том, что все в порядке, и дело в шляпе. Но в деревне такого просто не бывает. Все жители маленьких городков так досконально знают друг друга, что любое отклонение соседа от привычного маршрута тут же вызовет всплеск волнительных возгласов. И почти всегда эти переживания бывают оправданны.

Лоуренс считал, что это связано прежде всего с образом мышления тех, кто намеренно селится в глуши. Такие люди не просто любят покой и тишину. Они хотят быть все время на виду, боятся остаться одни и испытывают сильную потребность в том, чтобы остальные жители не упускали их из виду ни на минуту. Парадокс, казалось бы. Ведь в деревне людей очень мало, и каждый сосредоточен на своем маленьком клочке земли и домике. Но при этом маленькое поселение – это всегда цельный организм. Попробуй вывести из строя хотя бы один винтик или механизм, и вся система даст сбой. Большую роль здесь играет фактор родственных и дружеских связей, которыми обычно опутаны все жители деревни. И, как ни крути, при таком раскладе получается, что пропажа человека в деревне становится чем-то поистине из ряда вон выходящим.

Так и сейчас полицейское чутье сержанта Лоуренса подсказывало ему, что дело, возникшее вот так, на пустом месте, окажется куда сложнее и запутаннее, чем он мог себе представить. Конечно, уже не молодому мужчине приходилось и раньше расследовать дела об убийствах или других тяжких преступлениях, но здесь, когда надежда найти девушку живой еще оставалась, Фил Лоуренс как будто чувствовал некую вину за то, что он так бесполезно расходует время, которое он мог бы уже потратить на ее поиски.

Эта нервозность не давала сержанту спокойно подумать и здраво оценить обстановку. Чтобы начать хоть с чего-то, он набросал беглый план опроса соседей, родственников и возможных свидетелей.

Фил Лоуренс знал почти всех местных обитателей, так как в округе было не так уж и много поселений, а общее число жителей на вверенной ему территории было не больше десяти тысяч. Но Гроссвил был больше других близок сержанту, так как здесь он впервые встретил свою любовь…

Лоуренс встряхнул головой, убрал непослушную темно-русую челку со лба. Нет, сейчас не время для воспоминаний. Он знал, что в последнее время был склонен к меланхолии, оттого старался не поддаваться унынию и не оглядываться назад. Что прошло, то прошло. Кэролайн ему уже не спасти, а вот Лесли Стоун еще может быть жива. Возможно, она сейчас молит о помощи.

Стараясь как можно меньше думать о самом худшем, сержант сложил листок бумаги с набросанными фамилиями жителей Гроссвила. Этих лиц ему нужно будет допросить. Решив не откладывать это в долгий ящик, Лоуренс спешно отправился в Гроссвил.

Первыми, с кем Лоуренс хотел пообщаться, были родители пропавшей девушки. Они жили на другом конце Гроссвила, занимались разведением скота и с дочерью практически не общались. Это сержант записал со слов мистера и миссис Ричардс, которые не слишком-то хорошо знали о личной жизни своей горничной, но слышали, что с родителями у Лесли были натянутые отношения.
<< 1 2 3 4 5 >>