А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я Ё
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9
Выберите необходимое действие:
Меню
Свернуть
Скачать книгу Леонид Черновецкий

Леонид Черновецкий

Жанр:
Язык: Русский
Год издания: 2012 год
1

Читать онлайн «Леонид Черновецкий»

      Леонид Черновецкий
Андрей Анатольевич Кокотюха

Леонид Михайлович Черновецкий – опытный бизнесмен, политик, избранный весной 2006 года, а позже и переизбранный повторно мэром украинской столицы. Будучи человеком неординарным, он не оставляет попыток воплощения в жизнь самых необычных своих идей. Не забывает он и о своих благотворительных проектах. По оценкам экспертов, Черновецкий неоднократно был признан самым влиятельным киевлянином.

А.Кокотюха

Леонид Черновецкий

ПРЕДИСЛОВИЕ

Весной 2006 года Леонид Михайлович Черновецкий неожиданно даже для самых опытных политических аналитиков был избран мэром Киева. Он был известен в столице и до этого триумфа. Но как миллионер, филантроп, владелец одного из первых украинских универсальных коммерческих банков, депутат Верховной Рады, лидер Христианско-либеральной партии Украины, автор целого ряда законопроектов, большинство из которых не проходили в парламенте.

Откровенно говоря, таким или подобным послужным списком мог бы похвастаться чуть ли не каждый отечественный политический и общественный деятель нашего времени. Став мэром украинской столицы, Леонид Черновецкий в одночасье превратился из бизнесмена и политика, которых много в нашей стране, в единственную, неповторимую и уникальную фигуру. К примеру, предыдущие столичные градоначальники даже во времена руководства городом были не очень заметны. Александр Омельченко упоминался разве что как строитель, закопавший в ремонт Крещатика и майдана Независимости некие «миллиарды». Его предшественника, Леонида Косакивского, сегодня вообще мало кто помнит. О попытках господина Суркиса перехватить у Омельченко киевский престол вспомнят разве звезды эстрады, которым тогда платили за поддержку Григория Николаевича на тех выборах мэра столицы. Но Леонид Черновецкий, даже после того, как когда-нибудь освободит кресло киевского мэра, надолго, если не навсегда, останется не только в памяти киевлян, но и, без преувеличения, в новейшей истории Украины.

Пытаясь понять, почему Черновецкий тогда, в 2006 году, обошел Омельченко и даже победил, в предвыборной борьбе разумеется, чемпиона мира по боксу Виталия Кличко, политики, аналитики и простые граждане рассматривают много версий, кроме очевидной: Черновецкий, идя на выборы, не шел к кормушке, которой является любая государственная должность в нашей стране. Из всего огромного арсенала, который используют в любой украинской политической битве, Черновецкий выбрал те виды оружия, которыми никто и никогда не пользовался – или не умел пользоваться: идею, идеологию, стратегию, системный подход к решению любой проблемы, наконец, перспективу.

Будучи банкиром и миллионером, то есть человеком весьма обеспеченным, Черновецкий шел во власть не для того, чтобы, образно говоря, тут же дорваться до какой-то кормушки и начать бессистемно растаскивать свой участок страны на составляющие. Потому, кстати, его и не сумели отправить в отставку, с трудом добившись перевыборов: ни один из его оппонентов не был готов предложить ничего лучшего.

Противники пытались убрать Черновецкого только громкими лозунгами, которые людям, и в частности киевлянам, давно надоели. В свою очередь, Леониду Михайловичу удалось подвинуть с насиженного места Александра Омельченко, с которым киевляне уже и сжились, и смирились, только по той причине, что Черновецкий выглядел на фоне действующего мэра абсолютно новым человеком. Имеющим, кстати, не абстрактную, а вполне реальную поддержку самой дисциплинированной и активной части киевлян – пенсионеров. Несколько лет подряд оказывая им небольшую, но вполне осязаемую помощь, Черновецкий, когда пришло время, пообещал не социальные блага в будущем, а солидную прибавку к уже сделанному ранее. Результат: к началу 2009 года столичный мэр, как писал журнал «Фокус», фактически замкнул весь Киев на себе.

Таким образом, Леонид Черновецкий выделяется среди прочих известных и влиятельных людей Украины тем, что понимает: красивые слова надо хоть иногда подкреплять реальными делами. И если даже эти дела можно определить как «популизм» или «подкуп избирателя», сам избиратель потребует от любого оппонента Черновецкого подкупить киевлян таким же образом. Показательно при этом, что сам Леонид Черновецкий при всей своей публичности и даже эксцентричности, на которой с 2006 года и держится фундамент его славы, остается все-таки больше закрытым человеком. Показная эксцентричность на самом деле играет роль своеобразной дымовой завесы, за которой скрывается прагматичный, расчетливый и системно мыслящий человек. Знающий, чего он хочет, и понимающий, как проще всего добиться своей цели.

Потому основные моменты официальной биографии Леонида Черновецкого часто предстают в средствах массовой информации в виде противоречивых версий. Ни подтверждать, ни опровергать которые сам герой как хвалебных, так и разоблачительных публикаций не спешит.

ПРОСТОЙ СОВЕТСКИЙ СЛУЖАЩИЙ

ПОТОМОК РАСКУЛАЧЕННЫХ

Леонид Черновецкий родился 25 ноября 1951 года в Харькове. Много позже, рассказывая о своем детстве, он всегда подробно останавливался на истории собственной семьи. Надо сказать, она достаточно примечательна. Мать, Прасковья Гавриловна Гончарова, родилась в Новосибирской области в 1914 году, в канун начала мировой войны. Она была шестнадцатым ребенком в семье. Ее родители, соответственно бабушка и дедушка Лёни, переехали в Сибирь во времена Столыпинской реформы. Тогда крестьянам за Уральским хребтом давали земельные паи бесплатно. В 1926 году советская власть начала в Сибири борьбу по раскулачиванию. По тогдашним меркам почти все крестьяне-переселенцы считались кулаками – богачами и эксплуататорами. Большевики собрали всех жителей деревни старше 12 лет и без еды, без теплой одежды, под конвоем перевезли на другой берег реки Лены, оставив их там фактически умирать. Почти никто из этих несчастных людей не пережил суровой сибирской зимы. Бабушка, кстати, так и прожила без документов в землянке под Новосибирском почти до 1949 года, еду ей носили старшие дети. Только перед самой смертью она решилась переселиться в город, но так и умерла, не получив советского паспорта, и была похоронена тайно.

Прасковье Гавриловне во время того раскулачивания было 11 лет. Ее не тронули, и она осталась совсем одна в опустевшем селе среди таких же вдруг осиротевших детей. Новая власть открыла школу, в которой мама Леонида училась несколько лет, ничего не зная о судьбе братьев, сестер и родителей. Она рано вышла замуж. Первый ее муж погиб на войне в 1941 году, дочери от того брака рано умерли от болезней. Чтобы как-то прокормиться, вдова устроилась работать в школу. В 1949-м Прасковья Гавриловна уехала поступать в институт в Украину. Так дочь «врагов народа» оказалась в Харькове, где во время учебы в юридическом институте познакомилась с Михаилом Ильичом Черновецким – 36-летним офицером, недавно демобилизовавшимся из армии. Они поженились, но вскоре после рождения Леонида расстались. Множество боевых ранений отца привели к тому, что он умер относительно рано – в 1970 году. Прасковья Гавриловна вышла замуж снова, на этот раз – за театрального режиссера, который впоследствии привил маленькому Лёне любовь к искусству.

Парень из бедной неполной семьи рано начал трудовую жизнь. Будущий миллионер подрабатывал грузчиком на вокзале. Все свободное время, которого было не так уж много, Леонид проводил на улице. Дружил с такими же мальчишками, как сам, – харьковскими дворовыми босяками. Как следствие, его школьные учителя не припоминали, чтобы парень мог похвастаться хорошими успехами в учебе. Посещал Черновецкий харьковскую СШ № 4. По словам его школьной учительницы Валентины Сердюковой, учиться он не очень любил, но был общительным, открытым, говорил то,что считал нужным, а не то,что от него хотели услышать. Это, с одной стороны, выделяло его сразу же из коллектива, с другой – осложняло ему жизнь. При этом педагог отмечала несомненные лидерские качества мальчика.

В 1970 году Леонид Черновецкий окончил школу и некоторое время работал учеником слесаря на Харьковском авиазаводе. В этом же году он был призван в армию – служил во внутренних войсках в Днепропетровской области. После окончания службы Леонид поступил в Харьковский юридический институт на специальность «правоведение», который окончил с отличием в 1977 году. Там, во время учебы, произошло знакомство, которое в дальнейшем кардинально повлияло на дальнейшую судьбу Леонида. Он встретил свою будущую жену Алину Айвазову. Как осторожно писала украинская пресса, роясь в биографии Черновецкого уже после избрания его мэром Киева, отец Алины, Степан Айвазов, в 1970-е годы был известным в Тбилиси «цеховиком» – одним из частных предпринимателей, которые в советское время производили популярные в стране товары широкого потребления в нелегальных «цехах»: законы СССР запрещали частное предпринимательство. Согласно воле отца, Алина должна была выйти замуж только за кавказца. Но Леонид проявил невиданное упорство, даже отправился вместе с матерью в Тбилиси – просить у строгого отца руки его красавицы-дочери. Богатому кавказцу не слишком приглянулся нищий студент из Харькова. Но он любил дочь, потому дал согласие на брак и, поговаривают, приложил максимум усилий, чтобы дочь с зятем после окончания учебы в 1977 году смогли переехать в Киев. Столица союзной республики открывала более широкие возможности. Сына, который родился годом позже, Черновецкие назвали в честь деда – Степаном.

Работая следователем Киевской городской прокуратуры, Леонид Черновецкий за четыре года сумел подняться до старшего следователя. Рассказывая позже о том периоде своей жизни, он особо отмечает: взяток никогда не брал, служил честно, потому и карьера не двигалась. Живя, как говорили в те времена, на одну зарплату, следователь подрабатывал частным извозом. Машину, «Жигули ВАЗ – 2106», ему подарил тесть. «Грачевать» Черновецкий прекратил после одного случая: как-то ночью в машину к нему сел подвыпивший клиент, в котором он узнал подозреваемого по одному уголовному делу. Причем этого человека он как следователь совсем недавно допрашивал! Пассажир не узнал водителя, но с тех пор с «нетрудовыми доходами» было покончено. А позже – и с прокуратурой.

ИЗ УНИВЕРСИТЕТА – В БИЗНЕС

В 1981 году, в возрасте 30 лет, Леонид Черновецкий уходит из органов, чтобы поступить в аспирантуру родного института. Однако здесь ему снова понадобилась помощь. Оказалось, что диплома с отличием и опыта работы в прокуратуре для продолжения учебы недостаточно. Черновецкий узнал, что на это место уже подобран другой человек. Активно занявшись поиском скорейшего способа решения проблемы, Леонид в результате вышел на некоего отставного подполковника КГБ, который, ко всему прочему, пять лет прослужил в Японии. На момент их знакомства этот профессиональный разведчик работал в Министерстве высшего и среднего образования, что называется, «под крышей». С Черновецким их свел один прокурор. Почему офицер КГБ решил помочь бывшему старшему следователю, так и остается загадкой. В своей книге воспоминаний «Исповедь мэра» Черновецкий говорит об этой истории вскользь, не углубляясь в подробности. Но так или иначе, именно подполковник госбезопасности СССР выбил для Леонида Михайловича место в аспирантуре, где тот и учился с 1981 по 1984 год. И в конце обучения защитил диссертацию на тему «Методика расследования хищений, совершенных должностными лицами», получив ученую степень кандидата юридических наук.

С 1985 по 1989 год Черновецкий занимался научной и преподавательской работой в Киевском государственном университете имени Т. Шевченко: был заместителем проректора по научной работе, доцентом кафедры криминалистики, докторантом университета. Он стал самым молодым в то время заместителем проректора. О том периоде тоже известно достаточно мало. Изредка вспоминая Черновецкого сегодня, одни из его бывших коллег называют его жестким руководителем, который, тем не менее, ответственно выполнял свои обязанности, другие говорят, что он был очень добрым, третьи считают его очень требовательным, но точно не вспыльчивым. Однако, как бы ни относились к нему бывшие коллеги по работе, все вынуждены были признать: организация работы у молодого заместителя проректора была поставлена отлично и системно. Черновецкий уже тогда умел выделять одаренных, инициативных студентов из общей массы, постепенно приближал их к себе. Некоторые из них впоследствии вошли в его семью, стали близкими друзьями. Среди таких, в первую очередь, выделялась Ирэна Кильчицкая, ставшая близкой подругой супруги Леонида Михайловича.

В то время в стране разворачивалась перестройка. Среди ее положительных достижений были постепенная легализация частного предпринимательства, демократизация общества и, как одна из ее производных, облегчение выезда за рубеж – как в гости, так и на постоянное место жительства. Это и многие другие процессы требовали серьезной юридической защиты и поддержки, которую государство уже не могло оказать в полной мере. Юридические консультации стали очень востребованы среди населения. Приняв это во внимание, квалифицированный юрист Леонид Черновецкий ушел из университета и вообще оставил государственную службу. В 1989 году Черновецкий основал коммерческий консультативный и научно-исследовательский центр «Правэкс», позже преобразованный в концерн с одноименным названием, и в 1990 году возглавил его. Название расшифровывается как «Право, экономика, социология».

Поначалу дела у частного юрисконсульта шли не очень хорошо. Но наладить их помогли вся та же склонность к системному мышлению, умение анализировать полученную информацию и видение собственной перспективы: Черновецкий знал, чего хотел, и видел перед собой вполне определенные цели. Однажды, изучая платную рекламу в газетах, он наткнулся на объявление об аукционе квартир. Сложив два и два, опытный юрист сделал несколько выводов. Вывод первый: редкую и, следовательно, дорогую коммерческую рекламу может оплатить только состоятельный человек. Вывод второй: людям, которые в СССР занимаются недвижимостью, обязательно понадобится юридическая консультация. Дальше – дело техники. Руководитель «Правэкса» вышел на них, предложил свои услуги, занялся оформлением договоров, юридическим обеспечением операций с недвижимостью. Следующий успешный ход – он предложил свои консультационные услуги по юридическому обеспечению аукциона антиквариата.

Когда дело начало развиваться активно, в «Правэксе» была создана большая консультационная группа. Черновецкий откликался на актуальные веяния времени: требовались люди, не столько знающие законы и дающие советы, как правильно эти законы исполнять, сколько те, кто консультирует, как обойти законы. Ведь Советский Союз жил по законам, не адаптированным к рыночной экономике, неумолимо зарождавшейся. Значит, любой бизнес, по сути своей, был незаконным, если грамотный юрист не найдет в советском законе подходящую лазейку. Тем не менее, уже к следующему, 1990-му году, когда начали появляться первые совместные предприятия, ситуация начала постепенно меняться.

ПЕРВЫЙ МИЛЛИОН

Сегодня в виртуальном пространстве Интернета без труда можно найти подписанные псевдонимами либо же (что чаще) никем не подписанные разоблачения истинной сути предпринимательской деятельности Леонида Черновецкого, благодаря которой он и заработал к 1992 году свой первый официальный миллион. В частности, пишут о том, что Черновецкий помогал киевлянам, выезжающим за границу на постоянное место жительства, превратить их квартиры и драгоценности в свободно конвертируемую валюту. А потом как банкир обеспечивал легальное поступление этой валюты из Киева за рубеж – перевозить наличные деньги в те времена было проблематично: законодательно простые граждане, у которых на руках были доллары, все еще были уязвимы. В частности, авторы анонимных публикаций указывают на то, что Леонид Михайлович, пользуясь дырами в действующем законодательстве, покупал дешево квартиры, а затем через свою чуть ли не первую в Украине биржу недвижимости «Кристина» продавал их втридорога. Однако даже если такая схема существовала и работала, то по тем временам ничего незаконного в ней не было. В частности, не существовало понятий «рыночная цена» и «цена ниже рыночной». Поэтому, если отбросить моральную сторону дела, можно только позавидовать предприимчивости Черновецкого и его умению приспосабливаться к ситуации. Впрочем, претензии к тогдашней коммерческой деятельности руководителя «Правэкса» предъявляются только через почти два десятка лет, да и то, как уже говорилось, анонимные и виртуальные.

А вот еще одно ноу-хау Леонида Черновецкого начала 1990-х годов – первые валютные магазины, которые могли легально принимать иностранную валюту, в основном доллары. Позже Леонид Михайлович признавался: в свои 40 лет он ни разу не видел, как выглядит доллар. Однажды некий бизнесмен, создавая совместное предприятие с югославами, оказался в юридическом тупике. Обратившись за консультацией к Черновецкому, он предложил за услугу 25 тысяч долларов. Правда, не наличными – по безналичному расчету. Когда же юрист помог предпринимателю выйти из создавшейся коллизии, клиент удвоил гонорар.

Таким образом, свой бизнес Леонид Михайлович развивал сразу в нескольких направлениях: занимался оформлением различных фирм, правильно составлял договоры, просчитывал вероятность финансовых рисков и в то же время открывал «валютки», самая известная из которых – магазин от «Правэкса» в здании киевского Дома учителя. В этом бизнесе Черновецкому помогала супруга – Алина Степановна, дочь предпринимателя; она взяла розничную торговлю под свой контроль. Сам же глава семьи успешно занимался юридическим обеспечением семейного дела.

«Денег не было, мы из досок "слепили" всякие прилавки, я составил разные договоры и даже вел учет товаров, которые поступают в магазин. И что вы думаете? Это был, что называется, сильнейший удар! Потому что на меня свалилась куча денег, я стал зарабатывать сначала 30 тысяч, а потом – и по 50 тысяч долларов в день. То есть вдруг посыпался дождь. Сам-то я торговлей не "горел", но те ребята, которые этим занимались, могли после этого развиться в сотни, тысячи магазинов, захватить мир» – вот как вспоминает сам Леонид Михайлович о том периоде своей жизни в книге «Как заработать миллион». Кроме «Правэкса» Черновецкий занимался и другими проектами – валютными магазинами, организацией аукционов по продаже недвижимости и антиквариата, поставками газа из России – даже подружился с тогдашним руководителем «Газпрома» Рэмом Вяхиревым.

При этом сам Черновецкий рассматривал и магазин, и другие фирмы, организованные им, прежде всего как место, где можно заработать деньги. Он уже тогда понимал важный принцип удачного бизнеса: бизнес не будет успешным, если бизнесмен оперирует наличными деньгами. Наличные, говорил Леонид Михайлович, хороши для малого бизнеса – для того же держателя коммерческого ларька. Многие предприниматели в те годы пытались начинать свое дело именно с ларька. Однако, отмечает сегодня Черновецкий, не все вчерашние ларечники сегодня стали владельцами сети супермаркетов. Большой бизнес, как показала мировая практика, возможен только при наличии бухгалтерского учета.

Разобравшись в тонкостях банковского дела, Черновецкий понял простую истину: если деньги проходят через банковский счет, всегда есть контроль над их движением. Можно увидеть как учет доходов, так и учет расходов. Причем, что самое важное, – разницу между доходами и расходами. Когда доходы превышают расходы, то следует направить полученную прибыль на получение дополнительного дохода. Таким образом, происходит наращивание капитала по классической формуле «Деньги делают деньги». Как юрист, понимая важность документов и разделения различных направлений деятельности, Леонид Черновецкий в 1992 году делает следующий шаг, который помогает ему официально, действуя исключительно в рамках закона, сохранить и приумножить капиталы. Он основывает свой банк и становится одним из первых официальных миллионеров Украины, которая к тому времени уже год была независимым государством.

БОГАТСТВО БЕЗ ВЛАСТИ

СОЗРЕВШИЕ ПЛОДЫ ФАНТАЗИИ

Первый офис «Правэкс-банка» находился в бывшем здании поликлиники. По воспоминаниям Черновецкого, общая площадь помещения составляла 740 квадратных метров. Оно располагалось на первом этаже жилого дома, внутри в хаотичном порядке стояли гинекологические кресла, везде с потолка свисала паутина, бегали тараканы и даже крысы. Но несмотря на это, банк начал работать, и вскоре располагать отделения на первых этажах жилых домов стало одной из традиций «Правэкс-банка». Коллеги смеялись: «Правэкс» размещает отделения в квартирах, а оперзалы – на кухнях. Но вскоре другие банкиры, многие из которых имели даже специальное западное образование, начали поступать аналогично. Причем, как отмечал в одном из интервью Черновецкий, частенько подыскивали помещения в одних домах с офисами «Правэкса». Дошло до того, вспоминает он, что как-то один коллега, видимо не придав этому факту особого значения, сделал пункт обмена валют в туалете «хрущевки»!

Рассказывая о том, как у него возникла идея создать свой банк, Леонид Черновецкий делает упор на то, что «Правэкс-банк» порожден его бурной фантазией. Систему отделений своего банка он, кстати, тоже нафантазировал. Однажды, зайдя в Сбербанк по какому-то делу, Леонид Михайлович увидел, какой там творится хаос, и тогда подумал: «Вот бы создать свой банк, в отделениях которого будут работать четко, организованно и слаженно». Так что, создав наконец банк и заодно – банковскую систему, по которой, как утверждают коллеги Черновецкого, сегодня работают многие ведущие украинские банки, он воплотил в жизнь собственные фантазии. Но его банк должен был кардинально отличаться от громоздкой советской структуры. Потому первое, что требовал Черновецкий от молодых менеджеров, – организация работы и внешний вид бизнеса. В этом, утверждал он, идеология «Правэкса».

«Любая большая компания имеет свою идеологию, – утверждал Леонид Черновецкий. – Главнее идеологии ничего нет: и для государства, и для крупной компании. Идеология, в свою очередь, опирается на амбиции. И побеждает тот, кто моделирует идеологию под себя. Мне всегда нужны мечтатели и, в хорошем смысле слова, террористы – надо захватывать рынок. Надо бороться за каждого клиента». Вооружившись этой идеологией, Черновецкий сразу же взял ориентир на создание универсального коммерческого банка, который готов оказывать клиентам максимально возможное количество услуг. Как-то в одном интервью он упомянул о некоем руководителе одного из департаментов «Правэкса», который не сомневался в том, что «Правэкс-банк» мало чем отличается от других банков. Этот пример Черновецкий привел как иллюстрацию неверного подхода к своему делу. Ведь клиент должен быть уверен: банк, в который он пришел, уникален и универсален.

Не забывая, что именно рекламные объявления в газетах помогли ему заработать первые серьезные деньги, Черновецкий стал одним из первых предпринимателей в Украине, системно подошедших к размещению рекламы своего бизнеса на страницах популярных ежедневных газет. Среди них особо выделялись «Киевские ведомости» – без преувеличения, самая популярная газета Киева в первой половине 1990-х годов. Кстати, «Правэкс» – первая коммерческая структура, увидевшая в сотрудничестве с прессой перспективы собственного развития. Интерес Черновецкого к «Ведомостям» оказался не случайным. «Правэкс» – один из крупнейших частных концернов в Украине, среди сотен служащих которого насчитывается более ста кандидатов и докторов юридических и экономических наук. Многоотраслевому бизнесу концерна нужны новые надежные партнеры. С руководством газеты обсуждались новые бизнес-проекты, среди которых сотрудничество в издательской деятельности, а также предстоящее акционирование «Киевских ведомостей». Такие встречи стали доброй традицией: позже гостями редакции были руководители других банков и коммерческих фирм.

Еще одной составляющей успеха Черновецкий считал внешний вид бизнеса. Это не только опрятный, вежливый и грамотный кассир, готовый оформить любой платеж. Не только молодой, уверенный в себе менеджер, никогда не говорящий клиенту «нет» и готовый, если надо, работать в воскресенье. Это, говорил Леонид Михайлович, всего лишь внешний вид сотрудников, и это – само собой разумеющиеся вещи. Как театр начинается с вешалки, так и бизнес начинается с вывески, утверждал он. «Помню, в одном отделении в вывеске буква упала. Какая буква выпала из названия "Правэкс-банк", уже не помню. Зато хорошо помню, как директор отделения две недели согласовывал, вешать или не вешать выпавшую букву, а если вешать – то как. Результат понятен: за две недели буква в названии так и не появилась. Неужели клиент воспримет подобное учреждение серьезно? Или другой вопрос – газоны перед отделениями. Они всегда должны быть аккуратными, ухоженными, а во времена года, когда траве положено расти и зеленеть, а цветам – цвести и пахнуть, травка на газонах должна расти, а цветочки – пахнуть. Однажды я принял решение выгнать курьера одного из отделений, который не поливал цветы. Хотя это входило в круг его обязанностей. За эти цветы, между прочим, я деньги платил», – делился Черновецкий воспоминаниями. Все это в комплексе, плюс привлечение к работе преимущественно молодых людей, которые видели в Черновецком успешного бизнесмена и стремились к безоглядному деланию денег под его крылом, дало свои позитивные результаты. К середине 1990-х годов «Правэкс» стал чуть ли не самым заметным коммерческим банком в стране.

БИЗНЕС В «ЛИХИЕ 90-е»

«Правэкс» особенно выделялся на фоне возникающих и стремительно исчезающих бизнес-структур, созданных для быстрого зарабатывания шальных денег и действующих по принципу финансовых пирамид. Наиболее одиозной в то время была фирма «Меркурий», занимавшаяся среди прочего импортом дешевых продуктов из Турции и Израиля с истекшим сроком годности и оптово-розничной торговлей продуктами питания на территории киевского Республиканского стадиона. Вспоминая о тех временах, Леонид Черновецкий любит подчеркивать: «Правэкс» удержался и выстоял только благодаря своей хорошей репутации. А репутация эта, в свою очередь, была приобретена потому, что Черновецкий не имел дела с криминальными схемами и бандитскими «крышами». Конечно, всегда найдутся желающие покопаться в прошлом любого миллионера. Но при всем нынешнем обилии информации нет даже намека на возможную связь «Правэкс-банка» и лично Черновецкого с уголовниками и «черными» деньгами в «лихие девяностые». Создавались и лопались банки, расстрелянных банкиров хоронили, уцелевших авторитетов судили и сажали. Вся эта уголовная суета не касалась структуры, которой руководил кандидат юридических наук, почитающий Уголовный кодекс.

Но все-таки криминальная хроника не обошла деятельность «Правэкса» стороной. Одно из событий имело место в декабре 1993 года. Утром 9 декабря в милицию по линии 02 поступил звонок от женщины, живущей по улице Фрунзе. Она взволнованно сообщила, что только что своими глазами видела в окно, как ее зятя, одного из руководителей торгового дома «Правэкс» Роберта Атояна, захватили у дома незнакомцы, силой усадили в его же, Роберта, автомобиль марки БМВ и куда-то увезли. Поскольку данные о машине были известны, столичную милицию тут же сориентировали на осуществление операции «Перехват». Потом пресса писала: в иномарку, кроме Атояна, уселись трое: Олег Мацюта, Макбет Асланов и некий Стае. В районе Куреневки владельцу машины насильно вручили «дипломат», тут же пристегнув его наручниками к руке заложника, и предупредили – в портфеле взрывное устройство, а пульт радиоуправления находится у Мацюты. Мол, в случае каких-либо осложнений взорвем, к черту, и тебя, и себя, и окружающих. Затем пленнику сделали прямо через брюки укол, пояснив: если к 13 часам похитители не получат выкуп, то Атоян в муках умрет. Если деньги будут – введут противоядие. Как позже выяснилось, это был безобидный физиологический раствор.

Проехав полпути, Стае вышел, а машина продолжила свой путь вплоть до «Правэкс-банка», который располагался на Кловском спуске. Здесь иномарку покинул и Асланов, растворившись среди прохожих, чтобы со стороны наблюдать за развитием событий. Мацюта же, еще раз выразительно глянув на «дипломат», стоявший на коленях у заложника, сунул руку в карман и двинулся к дверям банка. Стоявшему там охраннику он показал гранату Ф-1 без предохранительной чеки. Потом коротко обрисовал ситуацию и… почему-то потребовал, чтобы президент концерна Леонид Черновецкий лично вынес выкуп – 30 000 долларов США. Охранник передал Черновецкому это требование. Тот вынес из офиса три упаковки по 10 000 долларов в каждой. Бандит деньги взял, однако тут же объявил: банкир тоже должен сесть к ним в машину. Как только бандиты отъедут в безопасное место, оба заложника выйдут. Иначе – взрыв. Преступник по непонятной причине позволил Леониду Михайловичу пойти в кабинет и взять верхнюю одежду. Сам же спокойно вернулся в машину и стал ждать. А миллионер, зайдя в свой кабинет, позвонил по 02. Прибывшая на место группа захвата быстро завершила операцию.

Еще один памятный случай произошел в конце мая 1995 года. Однажды вечером Черновецкому позвонил неизвестный и предупредил, что на него готовится покушение. «Доброжелатель» поинтересовался, когда и куда прислать курьера с письмом, в котором изложена «суть проблемы». Банкир назначил место и время встречи. Разумеется, поставив об этом в известность правоохранительные органы. Шантажист явился за пятнадцать минут до назначенного срока и спокойно попросил охрану доложить Черновецкому о его приходе. Когда Леонид Михайлович вышел к «гостю», тот протянул банкиру некое послание. В письме говорилось: анонимный заказчик оценил его жизнь в 25 000 долларов. А исполнитель обещал сохранить миллионеру жизнь, если тот заплатит ему эти деньги, и убить заказчика. Но снова оперативно сработали сотрудники Печерского РУВД, прибывшие буквально через две минуты и задержавшие курьера.

Комментируя позже те события, Черновецкий говорил: «Милиция тогда еще удивилась моей хладнокровности и тому обстоятельству, что произошедшее ЧП никоим образом не вызвало паники среди персонала и не сказалось на ритмичности работы банка. Однако я уже тогда говорил и сейчас повторяю: безопасность крупных предпринимателей является большой государственной проблемой, требующей своего разрешения. Ведь руководство любой солидной фирмы находится, что называется, под ударом, ходит по лезвию ножа. Угрозы по телефону, например, я получал в то время постоянно. Несмотря ни на что, концерн "Правэкс" и его подразделения работали устойчиво, стабильно». Как показывает история, эти слова не были преувеличением.

ЖИЗНЬ НА ШИРОКУЮ НОГУ

В середине 1990-х годов украинский миллионер Леонид Черновецкий стал периодически поражать общественность масштабами своей деятельности и жизненным размахом, о чем охотно писала пресса тогда и о чем время от времени вспоминают до сих пор. Так, Черновецкий построил самый большой дом в Украине. В нем было 116 комнат вместе с туалетами и ваннами, и это был своеобразный вызов обществу. Позже Черновецкий продал этот дом. Не менее известно его увлечение автомобилями. Леонид Черновецкий был одним из первых, кто ввез в Украину автомобиль «Майбах», и очень скоро у богатых украинских граждан появилась новая мода – ездить на «Майбахах». Эти автомобили считались не просто представительскими: наличие «Майбаха» наглядно демонстрировало статус его владельца. Объясняя причину покупки именно такого автомобиля, Черновецкий говорил: таких машин будет выпущено всего несколько тысяч в мире. К тому же именно его авто является самым дорогим вариантом этой серии. Оно полностью отвечало его статусу бизнесмена, который платит налоги и может позволить себе такую роскошь. А также – и это очень важно! – делало владельца «Майбаха» выше и значительней в собственных глазах. Со временем у Леонида Михайловича появился собственный автопарк, который регулярно обновляется до сих пор.

Между тем бизнес развивался успешно. Уже через два года после основания «Правэкса» инвестиционный фонд «Правэкс-инвест» и страховая компания «Правэкс-страхование» насчитывали более 20 тысяч акционеров, получающих самые высокие в Украине дивиденды. Среди акционеров было немало пенсионеров, людей пожилого возраста, малоимущих. «Правэкс» одним из первых занялся социальными программами. Сотни тысяч людей по всей Украине получили ипотечные, автомобильные, потребительские кредиты. С 1996 года Черновецкий сосредоточил свою деятельность на развитии концерна «Правэкс», объединявшего несколько разных предприятий – от завода резиновых изделий до маленькой электростанции, а также банк и страховую компанию. Именно в 1996 году, находясь на отдыхе за рубежом, он, по его признанию, впервые почувствовал себя богатым человеком. «Плавая в бассейне заграничной гостиницы, вдруг понял, что моя "стоимость" составляет несколько десятков миллионов долларов», – вспоминает он.

Черновецкий был первым частным предпринимателем, который начал проверять своих сотрудников на «детекторе лжи». Позже, уже став мэром Киева, он объявит об этой практике публично. А пока же полиграф был частью внутренней политики банка. Черновецкий рассказывает о том, что толкнуло его на подобный шаг: «Однажды один из новых менеджеров попытался "кинуть" банк, а значит – меня, нас всех. Я не знал кто. Под подозрением оказалось семьдесят четыре человека. Я не представлял, как решить проблему. И поступил радикально: уволил тех, кого подозревал больше остальных. Без объяснений – уволил, и все. А чтобы впредь минимизировать риск, было принято решение купить детектор лжи. Я контролировал всех. С клиентом нельзя иметь ничего личного. Вне работы все могут иметь любые контакты. Но менеджер должен понимать, что любой личный контакт может скомпрометировать и его, и меня, и банк, если выйдет из плоскости личных отношений и перейдет в профессиональные».

Однако к тому времени над Леонидом Черновецким и его семьей начали сгущаться тучи. Сам он называет все, что происходило тогда, политическим преследованием и не вдается в подробности. Так же сложно найти подробности происходящего и в средствах массовой информации. Вообще показательно: начиная с 1996 года газеты вдруг перестали писать об одном из самых богатых граждан Украины и его вызывающем образе жизни. Только «Киевские ведомости» и еще несколько изданий, которые контролировал Черновецкий, давали о нем информацию по большей части делового или рекламного характера. Информационная блокада продолжалась несколько лет, вплоть до того дня, когда он победил на выборах мэра Киева. После того игнорировать Черновецкого пресса и телевидение просто не имели права. Однако за исключением малоинтересной официальной информации, упоминавшей фамилию Черновецкого в нейтральном контексте, десять лет до этого вниманием СМИ он и в самом деле избалован не был. Хотя продолжал широко жить и начал активно заниматься благотворительностью.

Это происходило во времена, когда президентом Украины был Леонид Кучма. Свобода слова с конца 1990-х до начала 2000-х переживала не самые лучшие времена. В частности, упоминание той или иной фамилии в газете или выпуске новостей часто согласовывалось. Учитывая это, можно предположить: Черновецкий действительно переживал серьезные проблемы, от которых могла защитить только депутатская неприкосновенность. К тому же сам процесс зарабатывания денег его уже не устраивал. Черновецкий все чаще задумывался о хождении во власть. И первая попытка сразу же оказалась успешной.

ИЗ БОЛЬШОГО БИЗНЕСА – В БОЛЬШУЮ ПОЛИТИКУ

БЛАГОТВОРИТЕЛЬ ДАРНИЦЫ

Строя свою стратегию победы на выборах в Верховную Раду, Леонид Черновецкий сделал ставку на то, что большинство сильных мира сего, будь то бизнесмены или политики, занимаются благотворительностью или ради галочки, или для очистки совести. Он также учел и то обстоятельство, что политическая элита на пятом году независимости Украины состояла в основном из партийных аппаратчиков старой закалки и приведенных Кучмой во власть «красных директоров». Эти люди получили власть, что называется, по наследству и занимались преимущественно тем, что лоббировали интересы бизнес-кланов. Однако мало кто из них сам имел в распоряжении миллионы и мог контролировать банк, по счетам которого проходят «белые» деньги. Черновецкий же мог себе позволить оперировать любыми средствами, ни с кем свои расходы не согласовывая. Так зародились благотворительные программы Леонида Черновецкого. Они действуют и по сей день, являясь одновременно реальной, хотя и не слишком значительной помощью малоимущим, и безотказным подспорьем во время очередных выборов.

Выбирая район для внедрения благотворительных программ, Леонид Михайлович остановился на Дарнице, одном из первых «спальных» районов Киева. Дарница привлекла его особое внимание как один из самых бедных районов Киева. В 1990-х годах постепенно начали закрываться многие предприятия, расположенные там. Как раз накануне выборов остановился завод радиоэлектроники, на котором работали около 30 тысяч человек. Люди остались без работы. Поэтому именно там и было решено создать благотворительную столовую «Стефания». Здесь же со временем открылся и медицинский центр, в нем работают врачи, медсестры – каждый из подопечных центра может пройти обследование, принять необходимые процедуры. Особое внимание уделялось детям: был создан реабилитационный центр для детей, пораженных церебральным параличом. «Правэкс» закупил для центра игрушки, телевизор, оборудовал душевую кабинку. С 1996 года два раза в год – к Новому году и Рождеству Христову, а также к Пасхе и ко Дню Победы – малообеспеченные жители Дарницкого района, прежде всего участники войны, инвалиды, многодетные семьи, чернобыльцы, получали продуктовые наборы. Людям, которые не могли самостоятельно передвигаться, продукты приносили домой.

Количество продуктовых наборов с тех пор постоянно росло. Например, в 1998 году, когда Черновецкий снова пошел на парламентские выборы, их выдавалось уже 40 тысяч. Ведь с просьбой включить их в программу помощи обращалось все большее число людей – неработающие ветераны труда, инвалиды-чернобыльцы, афганцы, дети из семей ликвидаторов, инвалиды опорно-двигательной системы, больные церебральным параличом, многодетные семьи. Естественным продолжением благотворительной деятельности Черновецкого стала практика выдачи продуктовых наборов малообеспеченным жителям всех районов Киева. В бесплатной столовой «Стефания» ежедневно питались 1800 человек. При подготовке и проведении этой программы Черновецкий собрал коллектив, который знал все житейские и коммунальные проблемы каждого района и города в целом. Здесь были люди абсолютно разные по своему социальному положению и роду деятельности – пенсионеры, юристы, экономисты, бизнесмены, люди уже состоявшиеся, руководители предприятий. Они были ценны тем, что находились в курсе всех местных проблем.
Конец ознакомительного фрагмента
Купить и скачать всю книгу
1